Мозг. Русская теория

135 сообщений / 0 новое
Последнее сообщение
Сташков М.А.
Аватар пользователя Сташков М.А.

Выходит, если ребёнок при наставлении испытывает негативные чувства, вроде неприязни, или что-то вроде психологического дискомфорта, то нет смысла его поучать, на его поведение это может повлиять в обратную сторону?
Получается в детях необходимо каким то образом формировать интерес к их собственному воспитанию со стороны родителей, чтобы любая наука была им "в радость"? Тогда процесс воспитания будет наиболее эффективным?

Антонов В.М.
Сташков М.А. писал:

Выходит, если ребёнок при наставлении испытывает негативные чувства, вроде неприязни, или что-то вроде психологического дискомфорта, то нет смысла его поучать, на его поведение это может повлиять в обратную сторону?
Получается в детях необходимо каким то образом формировать интерес к их собственному воспитанию со стороны родителей, чтобы любая наука была им "в радость"? Тогда процесс воспитания будет наиболее эффективным?

Прежде хотелось сказать, что сделанные мною выводы следуют из теории мозга, а не из моего опыта. Иногда такие выводы удивляют даже меня самого.

Когда родители упрекают или даже наказывают ребёнка, у него естественно портится настроение. Тут следует разобраться - от чего? Если он понял свою ошибку, то плохое настроение поможет ему "забыть" свои ошибочные действия; это - хорошо. Если же он обижен наказанием, то результат, скорее всего, окажется обратным.

Но мой жизненный опыт говорит, что нужно меньше думать о воспитательных мерах по отношению к детям, а больше о своём благочестивом поведении.

Антонов В.М.

39. Логика страстей

 

Субъективный, навыковый характер логики ярко отражается в формировании череды человеческих страстей.

Что такое страсть? У каждого человека – много самых разных желаний, но одно из них, наиболее предпочтительное, называется страстью.

Всего страстей – семь. Выбор страсти обосновывается логикой рассуждений. Переход от одной страсти к другой строится на отрицании первой и на предпочтении второй. Поэтому такие переходы выглядят как ступени социального взросления человека. Рассмотрим их по порядку.

Начнём с первой ступени; ей соответствует начальная страсть – страсть выживания. Она поглощает человека в смертельно опасных случаях (например в зоне военных действий). Логика первой ступени – предельно проста: выжить любой ценой.

Как только человек преодолевает страх перед смертью, он переходит на вторую ступень; ей соответствуют страсть радости жизни и преклонение перед обычным застольем. Логика рассуждений при переходе с первой ступени на вторую – следующая: «надоело бояться; насладимся застольем; выпьем и снова нальём».

Следующие страсти 3-ей, 4-ой, 5-ой и 6-ой ступеней социального взросления основываются на врождённом инстинкте человека – на его стремлении выделиться среди окружающих.

Логика рассуждений при переходе со второй ступени на третью поэтому строится на отрицании чревоугодия и на предпочтении внешней привлекательности (спортивный вид, модная одежда).

Переход с третьей ступени на четвёртую обосновывается презрением к пижонству и щегольству и страстью к материальному обогащению (небрежная внешность, но толстый кошелёк).

Страсть пятой ступени – культурное обогащение; оно отвергает материальное богатство (осуждает куркулей) и ценит разносторонне развитого, культурно обогащённого человека.

Шестая ступень – творчество. «Какой прок в культурном обогащении, тоесть в восхищении чужими творениями? Не лучше ли создавать их самому?»

Но как только человек подавляет в себе инстинкт выделиться среди окружающих (или этот инстинкт отмирает сам собой с возрастом), появляется созерцательность; это уже – последняя, седьмая ступень. Но и она строится на отрицании страсти предыдущей ступени: «Человек даже лучшими своими творениями лишь загадил Природу».

 

Подведём итог. Каждому человеку кажется, что логика его рассуждений, обосновывающая выбор своей страсти, очень убедительная. Ему невдомёк, что логика других людей, стоящих на других ступенях, - совсем иная и кажется им не менее убедительной.

Антонов В.М.

40. Мышление и творчество

 

С работой мыслительного мозга связано творчество. Точнее говоря, творчество является результатом мышления; ещё точнее – реалистического мышления.

Прежде чем рассуждать на эту тему, определимся с понятиями. Под творчеством договоримся понимать разработку и создание чего-то нового, того, чего не было раньше. Например, конструктор разрабатывает и создаёт необычную конструкцию, признанную изобретением. Это уже - творчество.

Определяющим понятием творчества является необычная новизна. Если конструктор разрабатывает новую конструкцию, но с прежними целями и с использованием существующих элементов (например лишь увеличивает её размеры), то такая работа не подпадает под понятие творчества. И только осмысленная, логически обоснованная новизна может расцениваться как результат творчества.

Если сравнивать знания и умения современного человека и доисторического и не отдельных личностей, а всего человечества, то прогресс – налицо, и всё – благодаря мыслительному мозгу. Получается так, что на творчество способен только человек; животные на это не способны – у них нет мыслительного блока.

В принципе нельзя исключить и случайность творчества, к которому могут быть причастны даже животные, но такая случайность ограничивается простейшими элементам. Первобытный человек (и даже высокоразвитые животные) могли случайно освоить использование палок и камней, но сделать сознательно полноценный каменный топор (заострить его лезвие и скрепить с топорищем) можно было только в результате обдумывания и логических рассуждений. Ещё больше умственного труда нужно было затратить при конструировании колёсного транспорта, водяной или ветряной мельницы, при проектировании сложных жилищ.

Обдумывание ведётся на внутреннем языке человека. Язык этот состоит из отдельных «слов» - из отдельных комбинаций мимических мышц.

«Словарный» запас внутреннего языка у каждого человека – свой (у кого – больше, у кого – меньше), своё и разнообразие «слов». И сами «слова» могут различаться по отражению ими простых образов или каких-то сложных ассоциаций. Чем больше «слов» внутреннего языка, чем больше их разнообразие, чем шире круг отражаемых ими понятий, тем богаче мышление и тем больше возможностей творчества.

Но новый творческий продукт, надо полагать, – это новое «слово» внутреннего языка. Как оно появляется?

Возможны два подхода. Первый связан с углублением понимания того, что обдумывается, с логикой обоснования предстоящего дела. При этом могут вскрыться и новые элементы дела и новые их комбинации; они и составят новые «слова».

 

Пример. Микроскоп позволил рассмотреть живой микромир. Благодаря ему круг наших представлений об этом мире значительно расширился. Усложнилось и наше понимание живой материи. Всё это породило массу новых «слов»; одно из них связано, например, с вакцинацией.

 

Второй подход строится на поиске хороших решений. Перебирая их, используя при этом всяческие аналогии и модели, можно наткнуться на новое, неожиданное решение. Этот подход – вероятностный, и он даёт результат только тогда, когда этому делу уделяется должное и продолжительное внимание.

Творческих работников среди людей – немного, но именно они являются двигателями прогресса, именно они спасали человечество в самые трудные периоды его существования, например в ледниковый период.

Антонов В.М.

41. Восприятие речи

 

Восприятие речи входит в тот круг возможностей, который открывается с появлением мыслительного мозга.

Так как растягивание во времени очувствления реализовано только в мозге человека, то и восприятие речи, базирующееся на таком растягивании, присуще только ему.

Появляется оно у него не сразу после рождения, а со временем. Новорождённый воспринимает услышанное как животные, тоесть как набор отдельных звуков и не способен объединить их.

И только с прорастанием дублирующих сенсонейронов (тоесть компонейронов) в мыслительном блоке мозга появляется такая возможность. На это уходит у нормальных детей не менее года.

По мере увеличения числа дублирующих сенсонейронов происходит постепенное восприятие всё более сложных звуков: сначала – коротких слов («мама», «папа»), потом – подлиннее, и наконец – целые предложения.

В течение первого года жизни и вплоть до полного освоения речи формируется внутренний (первичный) язык ребёнка. Вначале человеческие голоса вызывают у него различные возбуждения мимических мышц (среди этих мышц – и голосовые связки). Постепенно голоса окружающих ребёнка людей (и детские, и женские, и мужские) закрепляются в его мозге уже в виде соответствующих возбуждений его голосовых связок. Так возникает основа внутреннего языка. Она выражается в том, что ребёнок учится прежде всего не раскрытию смысла услышанного, а, своего рода, копированию звуков. Раскрывать смысл услышанного в этом возрасте он ещё не может. Закрепление связи звуков, произнесённых разными людьми, с возбуждением своих собственных мимических мышц (в данном случае – с голосовыми связками) – важный этап в освоении речи.

Если бы с самого рождения в мозге ребёнка осуществлялось растягивание услышанного во времени (если бы уже тогда были дублирующие сенсонейроны), то он непроизвольно в режиме навыка осваивал бы речь близких ему людей. И он бы её освоил, но понять посторонних людей с отличающимися голосами он был бы не способен, так как их голоса не похожи на голоса близких ему людей. Следовательно, хорошо то, что рождается ребёнок   без дублирующих сенсонейронов.

Научившись сначала копировать звуки с помощью своих голосовых связок, ребёнок потом воспринимает смысл услышанного в два этапа: сначала возбуждаются его мимические голосовые мышцы (это – внутренний язык), и только потом он понимает сказанное, но уже как самого себя.

Трудности восприятия возникают только тогда, когда слышатся нечёткая дикция или дефекты произношения звуков (картавость, заикание и прочее). Сами говорящие при этом не испытывают особых затруднений, но у слушающих их с трудом копируются непривычные звуки и с трудом воспринимается смысл услышанного.

Растягивание во времени слуховой информации в мыслительном блоке человека напрямую связано с мелодиями песен и с ритмом стихотворных форм. Регулярно повторяющиеся звуки вызывают приятный резонанс внутреннего языка. При чтении стихов просебя возбуждения голосовых связок сохраняются, но в приглушённом, ослабленном тоне.

Можно даже отметить такую взаимосвязь между растягиванием слухового очувствления и ритмикой звуков: людям с большим растягиванием очувствления больше нравятся растянутые мелодии и длинные рифмованные формы.

Они же легко воспринимают длинные речи и улавливают их смысл, тогда как другим людям это оказывается неподсилу. 

Антонов В.М.

42. Чтение

 

Ещё одним проявлением мышления является чтение текста. Это стало возможным тогда, когда было внедрено растягивание очувствления во времени, тоесть когда появилась мыслительная часть мозга.

У животных её нет, и читать они не способны.

Беглое чтение появляется не сразу; на его освоение уходит довольно много времени. Значит, этот процесс – не очень простой. Разберёмся в нём. Между прочим, порядок освоения начальных основ чтения помогает нам глубже разобраться во внутреннем языке человека.

Сразу оговоримся: написанное может иметь вид иероглифов или буквенный вид. Освоение их чтения – совсем различное. Сначала сосредоточимся на буквенном тексте.

Прежде всего запоминаются все буквы алфавита. При этом устанавливается связь между изображениями отдельных букв и их произношением. Произношение создаётся определённым напряжением мышц речевого аппарата; у каждой буквы – свой набор этих напряжений. Уже в этом раскрывается первоначальный смысл внутреннего языка: человек при чтении со зрительных образов переходит на своё внутреннее отражение этих образов.

Далее следует освоение слогов, и опять – через копирование их определённым набором напряжений мышц своего речевого аппарата. Слога больше соответствуют словам, чем отдельные буквы.

Из слогов складываются слова. И буквы, и слога, и слова осваиваются вслух. И снова ученик увязывает изображения слов с напряжением своих мышц. В первое время он добивается автоматизма произношения слов, не вникая в их смысл.

И только после того, как такой автоматизм закрепляется, ученик начинает обращать внимание на этот смысл. Все слова ему были известны ещё до начала обучения чтению, и всех их он воспринимал с помощью своего внутреннего языка, тоесть через соответствующие им наборы напряжений речевого аппарата. И теперь они вдруг совпали с теми, что возникают при чтении. Такое совпадение даже удивляет ученика; он начинает понимать смысл слов и текста.

С точки зрения простоты и удобства освоения чтения предпочтительней является такая грамматика, в которой действует правило: как слышится, так и пишется. Если такое правило не соблюдается, то это создаёт дополнительные трудности в освоении чтения.

Обратим своё внимание на то, что тексты пишутся на внешнем (вторичном) языке общения, и при обучении чтению ученик вынужден согласовывать его со своим внутренним языком.

Это можно подтвердить следующим примером. При прочтении сложного предложения (или абзаца) во второй и последующие разы могут вскрыться новые не обнаруженные ранее смыслы. Предложение – одно и то же, а смысл понятого – другой. Следовательно, понимается не то, что написано, а перевод его на свой внутренний язык. Если во второй и последующие разы перевод оказался другим, то и восприятие прочитанного окажется другим.

Совсем иное восприятие - написанного в виде иероглифов. Всё дело в том, что иероглифы никак не связаны с произношением, тоесть с внешним языком общения; они несут в себе только смысл. Люди, говорящие на разных языках, легко общаются между собой с помощью иероглифов.

Во время обучения чтению текстов с иероглифами устанавливается прямая связь смысла написанного с внутренним языком; копирование звуков при этом полностью исключается. Исключается и чтение вслух. Более того, перевод написанного на внешний язык общения не может изменяться при новом прочтении.

В качестве поясняющего примера можно привести изображения цифр; они являются простейшими иероглифами. Изображения цифр во всём мире одинаковое, и люди, говорящие на разных языках. воспринимают их одинаково, хотя произносятся они по-разному. И сколько бы раз мы не возвращались к изображённым цифрам, мы воспринимаем их всегда одинаково.

Недостатком иероглифов является то, что их – очень много, и, чем содержательней, чем разнообразней смысл написанного, тем больше их требуется.

 

Чтение вслух алфавитного текста практикуется только на начальных стадиях обучения. Потом оно заменяется чтением просебя. При этом человек по-прежнему напрягает свой речевой аппарат, но это напряжение не доходит до мышц аппарата. Эта связь прерывается. Если говорить точнее, то связь не прерывается, а приглушается; сигналы управления мышцами речевого аппарата сохраняются, но они сильно ослабляются и не порождают звуки.

Антонов В.М.

43. Речь и письменность

 

Восприятие речи – это одно, а произнесение речи – совсем другое. Между прочим, произнесение речи и изложение её в виде письма имеют схожий механизм. Различие их – только в том, что при произнесении речи участвуют мышцы речевого аппарата, а при написании текста – мышцы руки. Правда, написанию предшествует обговаривание текста на внешнем языке. Получается так, что написание есть продолжение процесса речи.

Осознанно говорить и писать могут только люди.

Общаться между собой с помощью звуков могут и животные. Для этого у них имеются и голосовые связки для извлечения звуков и уши чтобы их воспринимать. Яркий пример тому – тревожные, предостерегающие крики, адресованные своим сородичам.

Но звуки животных остаются звуками: они не складываются в растянутые слова и, тем более, в предложения. Рулады певчих птиц и бормотание попугая не являются исключением; они не носят сознательного, развёрнутого смысла. Растягивание звуков у этих птиц осуществляется не за счёт внутримозгового сдвига во времени слухового очувствления, а за счёт восприятия звуковых волн: один произведённый звук порождает второй; второй порождает третий, третий – четвёртый и так далее до полного завершения набора звуков, заложенных в инстинктах или приобретённых в результате навыка. Такая цепочка не сопровождается установлением связи между растянутыми звуками и действиями звукового аппарата птиц внутри мозга, так как там нет никакой растянутости во времени.

Это похоже на то, как человек декламирует выученные наизусть стихи. Если не принимать во внимание его попутное мышление, то механизм декламации (сам по себе) строится по такому же принципу, как и у попугая, когда предыдущая строка порождает последующую. Прерванный на полуслове человек может продолжить декламацию только тогда, когда ему напомнят последнюю произнесённую им строку. Это говорит о том, что произнесение выученных наизусть текстов носит навыковый характер. И только сопровождающее такую декламацию мышление отличает человека от попугая.

Речь формируется в несколько этапов. Ей предшествует «обговаривание» смысла на внутреннем языке человека. Далее он переводит внутренний язык на внешний и выстраивает саму речь, обговаривая её определёнными условиями: что сказать, как сказать, на чём усилить интонацию и всё прочее. Заканчивается мыслительный этап тем, что задуманное в виде сигналов управления накладывается на столбцы мышц речевого аппарата.

Сам же процесс произнесения речи носит навыковый характер: произносятся только такие слова и в такой последовательности, которые закреплены в мозге человека в виде навыков.

Сигналы управления мыслительного блока могут накладываться также на мышцы рук и всего тела, и тогда речь сопровождается жестикуляцией и выразительными движениями тела.

Изложение речи на бумаге (письмо) составляет последний этап перевода мыслей (внутреннего языка) в форму общения людей между собой. Сам процесс письма – точно такой же навыковый, как и в случае с речью.

Набор текстов на клавиатуре ничем принципиально особенным не отличается от простого написания слов на бумаге.

Антонов В.М.

44. Познание

 

Скорее всего, познание было главной целью, достигаемой с помощью мышления.

Нетрудно догадаться – о чём мечтали инопланетяне, поселившие человека на планете Земля. Первое – это размножение людей; второе – накопление знаний и третье – продолжение их дела по распространению жизни вглубь космоса и расселение людей на другие планеты.

Первая мечта исполнена: люди на Земле прижились и  размножились.

О третьей мечте пока говорить рано.

Получается, что на первый план сейчас выходит вторая задача - накопление знаний. Это – задача всего человечества.

Познание – это естественное влечение человека, вооружённого аппаратом мышления.

Опирается познание на творчество и речь: творчество расширяет познание, а речь передаёт его из поколения в поколение.

О целенаправленности познания говорит и то, что даже в нервных системах животных заложен инстинкт любопытства. В обычных ситуациях поведение животных – обычное, но в необычных и неожиданных они замирают в состоянии крайнего любопытства.

У человека, особенно в раннем возрасте, любопытство перерастает в любознательность. Похоже, что это – инстинкт. Очень выразительна любознательность в детстве, когда вопросы «почему?» и «зачем? задаются на каждом шагу. С возрастом это влечение угасает, однако некоторые люди сохраняют его на протяжении всей жизни.

Основные знания касаются законов Природы и секретов живой материи. Представляют интерес также законы взаимоотношений людей, тоесть политика и культура.

Каждый человек хранит свои знания в том объёме, в каком он освоил их, и эти знания вкупе с врождёнными особенностями составляют, можно сказать, его душу. Этот багаж передаётся потомкам. Так душа человека переходит из поколения в поколение; в этом, вполне возможно, и кроется  её бессмертие.

Каждое поколение дополняет переданные ему знания своими успехами в науке. Какое-то поколение в этом преуспевает, а какое-то – не очень (энергия поколения может растрачиваться впустую).

Антонов В.М.

45. Воля

 

Нагляднее всего воля человека проявляется в его способности подавлять свои инстинкты.

Вторым проявлением воли является принуждение человеком самого себя к выполнению таких действий, которые не побуждаются естественным влечением.

Можно отнести к проявлению воли также планирование человеком своих действий.

Рассмотрим эти проявления воли более подробно.

Инстинкты – врождённые, и они порождаются сами собой в соответствующих ситуациях. Животные не способны им противостоять и вынуждены действовать в таких ситуациях по тем жёстким программам, которые заложены в их инстинктах. Иногда инстинкты противоречат изменившимся условиям проживания, и их следовало бы заменить навыками. Но животные не имеют воли и на это не способны. Они неуклонно исполняют программы своих инстинктов даже в ущерб своему существованию.

Человек может подавлять свои инстинкты. Механизм подавления – следующий. Начинается всё с размышления.

Напомним: мышление осуществляется на внутреннем языке и представляет собой циркуляцию в коре большого мозга комбинаций потоков управляющей жидкости (тоесть «слов» внутреннего языка). Одобрительные эмоветоры повышают проводимости тех синапсов, по которым проходят потоки. Это повышение – незначительное и кратковременное; оно поддерживает лишь мышление.

Принятое решение по подавлению своего инстинкта одобряется в большей степени, и проводимости соответствующих синапсов повышаются более значительно. Это приводит к тому, что потоки управляющей жидкости принятого решения усиливаются и направляются на мотонейроны мимических мышц и желёз. А те, в свою очередь, определяют возбуждения исполнительных мышц.

 

Пример подавления инстинкта.

Человека обидели словом. Инстинктивная реакция в таком случае – дать сдачи. Но воспитанием его убедили в том, что обиды следует прощать, и он принимает иное решение. Кора его большого мозга посылает на речевой аппарат такие потоки управляющей жидкости, которые порождают, вместо обидных ответных слов, примиряющие. Конфликт, который мог бы разгореться. исчерпан.

 

Принуждение самого себя к выполнению неприятных, но необходимых действий начинается также с размышлений и выбора желаемого решения. В результате усиливаются те потоки управляющей жидкости, которые соответствуют принятому решению. Они же приводят в действие соответствующие мимические мышцы и железы.

Если принуждение повторяется, то это приводит к возникновению навыка.

Несколько слов – о планировании своих действий. Планирование характерно тем, что человек сохраняет в уме необходимость выполнения определённых действий на протяжении всего времени до их исполнения. Это означает, что управляющая жидкость мыслительного блока циркулирует в основном по тем маршрутам, в которых – наибольшие проводимости синапсов. Эти проводимости формируются при выборе плановых действий. В определённое время эти увеличенные потоки запускают в работу исполнительные механизмы, а по завершению работ отключают их.

И запуск и отключение исполнительных механизмов производятся не релейным механизмом, а достижением пороговых величин сигналов управления.

Встречаются и прочие проявления воли, но у всех у них – один и тот же механизм.

Сила воли определяется интенсивностью работы той железы, которая вырабатывает эмоветор нарастания проводимостей синапсов. Чем больше поток этого эмоветора, тем больше сила воли.

В общем производительность той железы определяется наследственностью, но путём постоянной стимуляции можно добиться более продуктивной её работы.

Антонов В.М.

46. Трёхступенчатое управление

 

Обычное управление двигательными мышцами осуществляет мозжечок в двуступенчатом режиме работы. Когда к управлению подключается мыслительный блок головного мозга, это управление становится трёхступенчатым.

Ступени такие: мышление => срабатывание мимических мышц => срабатывание скелетных мышц.

Прямого выхода на скелетные мышцы мыслительный мозг не имеет; он воздействует лишь на мимические мышцы. Его столбцовые мотонейроны накладываются на такие же мотонейроны мозжечка (на те, которые управляют мимикой); их сигналы суммируются.

Таким образом, мыслительный мозг выступает в системе управления в роли своего рода советчика. Его главное назначение – мышление, а не управление.

Сам по себе мыслительный мозг, повторим, - объект самодостаточный; он может работать без всякой связи с другими органами тела. Известны случаи, когда у человека отказывали руки и ноги, пропадала даже речь, и тем не менее он продолжал мыслить и даже более чем успешно.

Мышление осуществляется на внутреннем языке. «Словами» внутреннего языка являются напряжения мимических мышц. На эти мышцы в конце концов и выходят решения мыслительного блока мозга.

«Слова» внутреннего языка формируются у человека в основном в его детском, грудном возрасте, и являются они продуктом обучения; они – навыковые. И пока решения мыслительного мозга формируются в виде таких навыковых «слов», эти решения легко проходят до исполнительных мышц.

Необычные решения стопорятся до тех пор, пока не оформятся в результате обучения в виде нового «слова». Так незнакомые команды (например на иностранном языке) начинают исполняться только после многократного обучения.

В заключенье приведём пример трёхступенчатого управления. После того, как школьник выполнил все домашние задания и освободился от домашних дел, перед ним стоит выбор: либо выйти на улицу и поиграть с друзьями в футбол, либо посмотреть телевизор, либо поиграть в компьютерные игры, либо почитать недочитанную книгу. Он выбирает, допустим, футбол; это – его решение (оно объясняется большими потоками управляющей жидкости по соответствующим каналам мыслительного мозга). А далее выполняются действия навыкового порядка: школьник переодевается, прихватывает с собой футбольный мяч и выходит на улицу.

Антонов В.М.

47. Сон. Сновиденья

 

Потоки управляющей жидкости в нервных системах не движутся по кругу, как кровь; у них есть исток – рецепторная среда и устье – мышцы и железы. По мере расхода они ослабевают и нуждаются в подзарядке. Запасов управляющей жидкости в рецепторных колбочках хватает только на несколько часов бодрствования. При этом, чем интенсивнее расход жидкости, тем короче время.

Как только давление в рецепторных колбочках падает до порогового значения, рецепторы переключаются на подзарядку и наступает сон. Пороговое давление наступает тогда, когда рецепторная среда уже не способна выдавить очередную порцию управляющей жидкости в сенсонейрон.

Такое состояние наступает не одновременно у всех рецепторов. Поэтому пороговым является и число рецепторов, вышедших на пороговый уровень давления.

Далее происходит лавинообразное отключение всех рецепторов данного органа очувствления: уменьшение числа сохранивших работоспособность рецепторов понижает сигнал управления рецепторной средой; это приводит к понижению давления в ней; в результате отключаются очередные рецепторы и таким образом происходит почти что ступенчатое засыпание.

Переключаются на подзарядку не все органы чувств одновременно по одной команде, а каждый орган в отдельности. Одни из них засыпают раньше, другие – позже. Одни из них спят меньше, другие – больше.

То время, когда спят одновременно все органы чувств, характеризуется как глубокий сон. В это время спящий человек (и животные также) не реагирует ни на какие внешние раздражители и бесполезно его будить.

Из сказанного следует, что во сне нуждаются только рецепторы организма. И сам сон выражается не в снижении интенсивности их работы, а в полном переключении с работы на сон. Усталость организма – это в основном «усталость» органов чувств. Определяется она тем – насколько израсходована управляющая жидкость, находящаяся внутри рецепторов.

Устают и мышцы, но сон им не требуется; им достаточно отдыха.

По мере расхода управляющей жидкости из рецепторных колбочек, требуется всё большее напряжение рецепторных сред, тоесть большее эмоциональное напряжение. Усилием воли человек может отложить сон, но не надолго.

Воля в данном случае проявляется в том, что сигнал, идущий от мыслительного блока и накладывающийся на сигнал управления рецепторной средой, повышает пороговый уровень сна.

При вынужденном бодрствовании сверх положенного времени происходят самопроизвольные отключения отдельных органов чувств; появляются провалы сознания.

Особое значение имеет сон внутренних рецепторов мозга, тоесть тех рецепторов, которые установлены на его мотонейронах. Человек фиксирует свой сон только тогда, когда спят именно эти рецепторы.

Рецепторы мозга – особенные; они не имеют рецепторных сред; они питаются от мотонейронов.

Засыпают они только в состоянии глубокого сна, когда отключены все органы чувств и на мозг не поступает управляющая жидкость.

В расстроенной нервной системе с её обострённым тревожным состоянием органы чувств стремятся засыпать попеременно, и в этом случае рецепторы мозга могут обходиться вообще без сна. Человек воспринимает такое состояние как бессонницу.

Время бодрствования и время сна в сумме составляют суточный цикл. Нормальный суточный цикл равен двадцати четырём часам.

У некоторых людей он – меньше суток. Этим людям постоянно хочется раньше отойти ко сну и раньше проснуться. Их принято называть «жаворонками».

У других людей суточный цикл – больше суток. Они с трудом засыпают и с трудом просыпаются. Их называют «совами».

Уделим несколько слов сновиденьям.

Полноценное мышление осуществляется только тогда, когда работают все органы чувств. Это – состояние бодрствования.

Во время сна с неполным отключением очувствления мышление становится ущербным, неполноценным. Это и есть сновиденья.

Мыслительный мозг при этом выдаёт сигналы управления на другие отделы мозга, но эти сигналы – настолько ослабленные (они порождаются только частью очувствления), что обычно не преодолевают порога срабатывания конечных мышц и могут лишь вызывать их лёгкие подёргивания.

При полном отключении очувствления (в состоянии глубокого сна) мыслительный мозг прекращает свою работу, и сновиденья тогда исчезают.

 

Сновиденья возникают и у животных, только проявляются они у них не в виде мыслительных сцен, а как слабые подёргивания двигательных мышц.

ibnteo
Аватар пользователя ibnteo

Владимир Михайлович, какое воздействие на мозг оказывает глицин?

Антонов В.М.
ibnteo писал:

Владимир Михайлович, какое воздействие на мозг оказывает глицин?

Я думаю, что он ускоряет рост синаптических белков, тоесть закрепляет память. Это может проявляться в большей склонности к навязчивым словам, мелодиям и даже к навязчивым мысляи. Но точно я не знаю.

Антонов В.М.

48. Гипноз

 

Гипноз выражается в том, что гипнотизёр вводит своих ассистентов в частичный сон и диктует им свою волю, тоесть определяет их самочувствие и поведение.

Уточним. Сон создаётся переключением органов очувствления с рабочего состояния их рецепторов на подзарядку. Переключение не может быть частичным по степени засыпания: либо оно есть, либо его нету; либо рецепторная среда напряжена и выдавливает управляющую жидкость, либо она расслаблена и не способна выдавливать. Частичное погружение в сон означает лишь то, что засыпают не все органы очувствления разом, а только некоторые из них, но они (эти органы) засыпают полностью. При гипнозе отключается чаще всего зрение.

И – второе уточнение. Засыпают при гипнозе и подчиняются воле гипнотизёра только те люди, которые согласны с ним или не могут ему противостоять. О согласных сказать нечего. А на подавление человеческой воли посмотрим с позиции особенностей мыслительного мозга; именно – мыслительного мозга, так как воля формируется и проявляется только там.

Воля пробуждается и закрепляется как навык в процессе мышления в реальных условиях. Реальные условия могут оказаться разными. Если человека с раннего детского возраста приучают подчиняться и если у него не проявляется при этом негативное (отрицательное) отношение к принуждению, то этот человек – потенциальная жертва гипнотизёра. Принуждение может касаться даже самого процесса засыпания: если ребёнок приучен отходить ко сну по команде «Спать! Спать! Спать!», то подчиняться этим командам он будет всю свою жизнь. Если, в дополнение, принуждение ко сну сопровождается каждый раз некоторой тревогой, то засыпающий ребёнок естественно оставит на некоторое время бодрствующим свой слух. Такое сочетание органов сна и органов бодрствования может закрепиться навыком.

При гипнозе всё это проявится.

Подавление воли может произойти и в том случае, если человек на протяжении всей своей жизни не сталкивался с принуждением и у него не выработался навык противостоять ему.

Во время гипноза человеку (ассистенту) навязывают определённый порядок мышления, и он видит, как ему кажется, необычные сцены. В этом нет ничего удивительного. Внешняя речь у каждого человека согласуется с его внутренним языком, и, слушая слова гипнотизёра, ассистент переводит их на свой язык. Главное в этом случае, чтобы навязываемые образы и сцены не шли в разрез с устоявшимися «словами» ассистента. Если ему внушают, например, полёты человека среди облаков, а он убеждён в том, что этого быть не может, то возникнет естественное сопротивление гипнозу, и человек может выйти из подчинения гипнотизёру.

Важно и то, чтобы в командах гипнотизёра также не было противоречий, которые могут насторожить ассистента.

Антонов В.М.

Для ibnteo:

Не помню в какой теме мы обсуждали с Вами возможную пустоту внутри Земли. Случайно узнал, что эта пустота подтверждена экспериментально.

http://www.proza.ru/2012/12/27/1072

Только объяснение - иное.

Сташков М.А.
Аватар пользователя Сташков М.А.
Антонов В.М. писал:

Для ibnteo:

Не помню в какой теме мы обсуждали с Вами возможную пустоту внутри Земли. Случайно узнал, что эта пустота подтверждена экспериментально.

http://www.proza.ru/2012/12/27/1072

Только объяснение - иное.

Всем доброго здравия! Вот ссылка на обсуждение ядра земли - Закон гравитации метазавихрения и закон Всемирного Тяготения Вроде ни где больше не обсуждали. Можно продолжить обсуждение там, чтобы не перемешивать темы. Владимир Михайлович, я скопирую Ваше сообщение в эту тему по ссылке выше.

Антонов В.М.

49. Боль

 

Боль возникает тогда, когда нарушается процесс жизнедеятельности.

Напомним, что управляющая жидкость нервной системы является в то же время питательной жидкостью. Она поддерживает жизнедеятельность всех клеток нервной системы.

Большое значение при этом имеет давление управляющей жидкости; оно должно быть не ниже определённого уровня. В противном случае процесс жизнедеятельности приостанавливается, и клетки испытывают страдания. Организм воспринимает это как боль.

При всяких ранениях и во время некоторых болезней вскрываются нейроны и давление управляющей жидкости в них падает ниже допустимого. Это приводит к нарушению их жизнедеятельности, тоесть вызывает боль. Предельное падения давления вызывает потерю сознания.

Падение давления в нейронах в случае их травм может распространяться по всей их длине и может доходить до мозга; его нормальная жизнедеятельность нарушается, и человек испытывает головную боль.

Головная боль может возникать и при недостаточном обеспечении мозга кровотоком.

Антонов В.М.

50. Зачем у мозга два полушария?

 

Первое, что напрашивается при ответе на заданный вопрос, это – повышение надёжности мозга. С этой же целью, наверное, у животных и человека имеются по два лёгких и по две почки.

Однако такое сравнение не очень убедительно. Удаление одного лёгкого или одной почки почти полностью компенсируется оставшимися. В то время как отказ в работе одного из полушарий (вследствие, например, инсульта) приводит к частичному параличу тела. И даже хирургическое разделение полушарий отражается на способности человека мыслить. Известны случаи, когда это приходилось делать в попытке избавить больных от их тяжких неизлечимых болезней. В первое время после разделения больные теряли способность пересказывать события, тоесть теряли дар речи, характерный для мыслительного мозга.

Полушария большого мозга есть и у животных, но у человека они – значительно крупнее. О них и будем говорить.

 

 

Два полушария большого мозга человека. Часть правого полушария удалена для того, чтобы видеть соединение между полушариями. Это соединение называется мозолистым телом.

 

Кора покрывает полушария снаружи; толщина коры – 3…4 миллиметра. Она содержит несколько миллиардов нервных клеток. Площадь коры обоих полушарий у взрослого человека составляет около 2200 квадратных сантиметров. Нейроны коры не имеют известковых оболочек и выглядят как серое вещество. Изнутри к коре примыкают сенсонейроны; внутрь из неё уходят мотонейроны. На каждом из них нанизаны известковые бусы, и поэтому выглядят они как белое вещество.

Такими же нейронами с белыми известковыми оболочками полушария мозга соединены между собой. Соединение это называется мозолистым телом и имеет U-образный вид, и поэтому длина нейронов в нём больше расстояния между полушариями; она составляет 12…15 сантиметров. Запомним эту длину.

Обратим своё внимание ещё на то, что число нейронов соединения полушарий между собой (более 200 миллионов) значительно больше числа зрительных сенсонейронов (1,5 миллиона) и ещё больше числа слуховых (32 тысячи).

Площадь поперечного сечения мозолистого тела составляет около 700 квадратных миллиметров, тогда как площадь сечения зрительного нерва, исходящего из глаза, не превышает нескольких квадратных миллиметров. Всё это говорит о том, что полушария имеют многократные связи между собой.

 

 

Микрофотография зрительного нерва на выходе из сетчатки глаза; толщина нерва = 2 мм.

 

Выскажем осторожное предположение, что эти многократные и удлинённые связи осуществляют растягивание очувствления во времени, принципиально необходимого для мышления. Сигналы очувствления многократно переходят из одного полушария в другое и обратно, и тем самым растягиваются во времени. При скорости сигналов в 10…100 метров в секунду и при длине соединительных нейронов в 12…15 сантиметров время задержки только на одном переходе составит от одной сотой до тысячной доли секунды.

Казалось бы длину нейронов мозолистого тела можно было сократить, убрав с них известковые бусы. Но без такого ужесточения временная задержка была бы не стабильной и время задержки колебалось бы в широких пределах, что недопустимо и при мышлении, и, тем более, при управлении.

Если цель разделения мозга на два полушария с удлинёнными связями между ними - именно растягивание очувствления во времени, то хирургическое разделение полушарий не должно привести к изменению общего поведения человека, но сделает невозможным его мышление. При неполном, частичном разделении неполной окажется и потеря способности мыслить. А со временем соединения полушарий могут восстановиться и восстановится мышление. Именно это и наблюдалось на практике.

Другие эксперименты показали, что поток сигналов от одного глаза, направленный только в одно полушарие, переходит через мозолистое тело в другое полушарие. Таким образом подтверждается наше предположение о том, что дублирование очувствления и растягивание его во времени осуществляет мозолистое тело.

Попутно следует сказать, что разные полушария отличаются ещё и тем, что к ним направлены разные потоки зрительной информации от глаз, и связи между полушариями обеспечивают так называемое стереозрение, тоесть определение расстояния до зрительного объекта. При разделении полушарий будет возникать стереослепота, точно такое же явление, как при сильном косоглазии.

Антонов В.М.

51. Эмоции

 

Эмоция – это психическое состояние человека.

Попробуем перечислить эмоции в произвольном порядке: радость, восторг, грусть, жалость, тоска, удовлетворённость, сопереживание, злорадство, умиление, обида, злость, ярость, откровение, досада, горечь, упрямство, добродушие, уныние, удивление, смущение, отрешённость, очарованность, влюблённость, окрылённость, трусость, паника, горделивость, унижённость, оскорблённость, одухотворённость, каприз, гнев, раздражение, ненависть, сарказм, брезгливость, ужас, страх, исступление и другие. Всего можно насчитать до полусотни человеческих эмоций.

Эмоциями обладают и животные, но у них (даже у высокоразвитых) нет такого их разнообразия, как у человека.

Эмоциональное состояние человека определяется сердцебиением, дыханием, интенсивностью работы поджелудочной железы, всего пищеварительного тракта и других внутренних органов.

Сердцебиение характеризуется двумя физическими величинами: частотой сокращения сердца и силой его ударов (амплитудой); сердце может колотиться и замирать.

Теми же величинами характеризуется дыхание: частотой и глубиной вдоха. Возможна ещё и задержка дыхания, а в  исключительных случаях человек способен напряжением грудных мышц создавать повышенное давление воздуха в груди.

В зависимости от ситуации может изменяться работа и всех других органов человеческого тела.

Комбинации состояний всех органов и определяют эмоциональное состояние человека.

Классифицировать эмоции можно по разным признакам. Одни из них – внешние; они отражают поведение человека; другие – внутренние, влияющие на работу мозга.

Из внешних признаков можно выделить деление эмоций на плохие и хорошие, на сильные и слабые, на контролируемые и бесконтрольные, на престижные и осуждаемые; возможно и иное деление. Все внешние признаки – субъективные: каждый человек характеризует эмоции по-своему.

Внутренние признаки – более объективны. Выделим среди них деление эмоций на запоминающие и на забывающие, точнее говоря -  на способствующие усвоению навыков и на способствующие их разрушению.

Ранее мы характеризовали их как благоприятные и как огорчительные. Первые эмоции возникали в тех случаях, когда действия организма развивались в правильном направлении и когда требовалось закрепление навыков. Вторые возникали тогда, когда действия были ошибочными и когда требовалось избавиться от сложившихся навыков. Другими словами, эмоции делились на приятные и неприятные.

Теперь мы расширяем (и уточняем) эти понятия. Приятные эмоции дополняются такими, как ужас, паника, страх, злость, ярость; они также способствуют закреплению навыков, хотя отнести их к приятным никак нельзя.

А к неприятным эмоциям можно отнести характерные для некоторых людей сарказм, каприз, злость. Эти эмоции разрушают навыки, хотя и расцениваются этими людьми как приятные.

Антонов В.М.

52. Нейрофизиология эмоций

 

Эмоции – не самоцель; они встроены в систему управления мозга и выполняют вполне определённую функцию управления. Точнее сказать, они являются отражением этих функций.

Рассмотрим сначала эмоции животных. У них – две функции: первая – формировать навыки, тоесть содействовать обучению мозга; и вторая – мобилизовать (настраивать) организм в соответствии со складывающейся обстановкой.

Формирование навыков сводится к подаче на синапсы мозга (извне нейронов) специальных жидкостей – эмоветоров, влияющих на изменение проходных сечений синаптических щелей. В этом плане эмоветоры делятся на два вида: на уменьшающие щели и на увеличивающие их. Первые способствуют образованию белков синаптических поверхностей и, как результат, уменьшению синаптических щелей. вторые разрушают белки и увеличивают щели. В первом случае гидравлические проводимости синапсов растут; во втором – уменьшаются.

Эмоветоры выделяются специальными, эмоционными железами мозга. И исходя из их назначения, они делятся на способствующие образованию белков и на способствующие их разрушению. Следовательно, эмоции (отражающие процессы выделения эмоветоров) могут быть разделены на приятные (по отношению к навыкам) и на неприятные.

Эмоционные (эмоветорные) железы управляются обычными сигналами, исходящими от мозга. Но откуда конкретно?

Проследим за цепочкой переходов. Каждая внешняя ситуация порождает срабатывание конкретной мимической мышцы (формирует мимику). Мышца напрягается, и её напряжение в конце концов преобразуется в сигнал управления эмоветорной железой. Произойти это может в том случае, если напряжение мышцы отобразится в виде возбуждения её рецепторов, а возбуждения рецепторов (их потоки управляющей жидкости) перейдут на мотонейрон соответствующей эмоветорной железы.

Реализуется это чисто рефлекторным способом: рецепторы напряжения мимической мышцы через свои сенсонейроны выходят напрямую на мотонейрон железы. Такова связь эмоций животных с формированием навыков.

Мобилизирующая роль эмоций выражается в том, что выделяемые железами мозга эмоветоры попадают в кровь, разносятся по всему организму и таким образом влияют на работу сердца, лёгких и других внутренних органов. Получается так, что темп и интенсивность работы органов животных изменяются в соответствии с ситуацией. В этом и проявляются эмоции.

Точно такое же влияние эмоций – на поведение человека; разве что круг его эмоций – значительно шире.

Но есть, однако, одно серьёзное дополнение: у человека есть мыслительный мозг, и воздействие механизма эмоций распространяется и на его работу. Но сам механизм – тот же самый; он направлен на формирование навыков (теперь уже не мышц, а мышления) и на создание настроения человека.

В благоприятных ситуациях проводимости синапсов растут, а в неприятных – сокращаются. Мысль человека (потоки управляющей жидкости внутри мыслительного блока) сосредотачивается на тех контурах мозга, у которых – наибольшая проводимость синапсов.

Особый разговор – о настроениях человека. Создаются они теми эмоветорами, которые выбрасываются эмоционными железами мозга в соответствии с внешними и внутренними ситуациями. Основное их назначение – корректировка навыков (в данном случае – навыков мышления), но параллельно эти эмоветоры, разносясь по всему организму человека, изменяют работу его сердца и других внутренних органов и таким образом формируют настроение человека.

 Механизм настроения – тот же самый, что и у животных. Внешняя ситуация порождает срабатывание соответствующей мимической мышцы. Её напряжение отражается на возбуждениях её рецепторов, а те, в свою очередь, замыкаются на мотонейронах эмоветорных желёз.

Судя по тому, как однозначно формируется наша мимика (конкретной ситуации соответствует своя мимика), можно сделать осторожный вывод о том, что комплексных эмоций не бывает и каждой из эмоций соответствует срабатывание отдельной мимической мышцы.

Таким образом можно сделать вывод о том, что у человека – столько эмоций, сколько мимических мышц, и каждая из них порождает свою, определённую эмоцию.

И самое главное: находясь в любом расположении духа, находясь в любом настроении, человек должен осознавать то, что это настроение возбуждено конкретной железой. И если его захлёстывает какая-то эмоция, то это значит, что соответствующая железа выбросила свой эмоветор в чрезмерном количестве. И виноватой в возникновении такого ненормального настроения является не внешняя ситуация, не другие люди, а эта самая буйная железа.

Буйство таких эмоций, как злость, ярость, паника, гнев и другие подобные, тоесть чрезмерную производительность соответствующих эмоветорных желёз, можно научиться подавлять своей волей или, хотя бы, приглушать постоянной тренировкой.

Антонов В.М.

53. Уныние

 

Такая человеческая эмоция, как уныние, заслуживает особого внимания – уж слишком велико её влияние на состояние человека. Недаром верующие в Бога люди считают уныние  смертным грехом.

Уныние относится к огорчительным эмоциям, к тем эмоциям, которые разрушают навыки. Эмоветоры, выделяемые эмоционными железами мозга в состоянии уныния, разрушают синаптические белки, увеличивая тем самым синаптические щели и снижая гидравлические проводимости синапсов.

Само по себе уменьшение проводимостей синапсов – необходимое и полезное явление при формировании навыков; оно возникает в случае неправильных действий организма (в случае, в частности, неправильных движений скелетных мышц).

Однако необходимыми и полезными огорчительные эмоции остаются до тех пор. пока они действуют в согласии с одобрительными эмоциями. При неправильных действиях организма они подавляют его неправильные навыки, а при правильных – одобрительные эмоции закрепляют их.

Но такая эмоция, как уныние, действует без всякого согласия с другими эмоциями.

Уныние – продукт мышления (кслову, именно поэтому оно отсутствует у животных); и в режиме мышления оно самозакрепляется и самоусиливается, препятствуя появлению одобрительных эмоций. Логика самозакрепления и самоусиливания – такая: чем больше уныния, тем хуже идут дела и тем хуже самочувствие организма; а чем хуже самочувствие, тем больше уныния. И в результате возникает порочный круг, выйти из которого бывает очень даже непросто. Такое состояние иногда называют депрессией.

Проводимости синапсов (и двигательных, и мыслительных отделов мозга) в состоянии уныния постоянно сокращаются и сокращаются, и у этого процесса нет обратного хода. Постепенно проводимости отдельных синапсов сходят нанет, и эти синапсы выбывают из процесса управления. Пока их мало, управление сохраняется, но число их постоянно растёт.

И в результате погрешности в действиях организма в связи с этим ростом увеличиваются и увеличиваются. Движения человека из плавных превращаются в угловатые. А когда оставшихся работоспособных синапсов остаётся совсем мало, возникает раскачивание движений; появляется так называемая тряска; трясутся руки, голова, другие части тела.

В конце концов в результате затяжного уныния могут выйти из строя все синапсы (не только двигательные, но и мыслительные). Человек становится недвижимым и с трудом осознающим своё тяжёлое положение. Таковы последствия уныния.

Для сравнения: одобрительные эмоции не способны в принципе самозакрепляться и самоусиливаться. Рано или поздно любым правильным действиям организма приходит конец, и на смену приятным эмоциям приходят огорчительные.

Преодолеть уныние можно усилием воли, если осознавать его тяжкие последствия и иметь желание выйти из него.

Антонов В.М.

54. Консерватизм и обновленчество

 

Эмоции делятся на одобрительные и огорчительные, и это деление – чёткое и однозначное.

Порождаются эмоции эмоционными железами; каждая железа создаёт свою эмоцию. Продукцией желёз являются эмоветоры – особые вещества, определяющие наши настроения. Но главное их назначение – способствовать формированию навыков. Одобрительные эмоветоры участвуют в образовании синаптических белков и тем самым увеличивают гидравлические проводимости синапсов мозга. А огорчительные, наоборот, разрушают белки и снижают  проводимости. И по этому признаку (по отношению к белкам) эмоционные железы однозначно делятся на одобрительные и огорчительные. Отсюда – и такое же деление эмоций.

Проследим за тем, как изменяются продуктивности  тех и других эмоционных желёз в зависимости от частоты их использования (от продолжительности их работы).

Прежде следует отметить, что по мере формирования навыков (по мере их завершения) частота включения в работу эмоционных желёз снижается; и в конце концов нужда в них с точки зрения обучения может почти полностью отпадать. Что происходит с ними в таких состояниях?

Оказывается, одни из них в состоянии бездействия сохраняют свою работоспособность, а другие – теряют. И такое деление проходит по линии одобрительности-огорчительности; и эта особенность – врождённая.

Рассмотрим первый вариант; допустим, работоспособность одобрительных эмоционных желёз в состоянии бездействия сохраняется, а огорчительных – угасает. Это будет приводить к тому, что по мере завершения формирования навыков всё чаще будут проявляться одобрительные (благоприятные) эмоции и всё реже – огорчительные (неприятные). Всё чаще организм будет испытывать удовлетворение и всё реже – огорчение. Естественным стремлением организма в таких случаях будет стремление сохранить сложившееся положение.

Теперь – обратный случай: допустим, работоспособность одобрительных желёз в состоянии снижения частоты их использования будет угасать, а огорчительных – сохраняться. Это приведёт к тому, что всё чаще будут проявляться огорчительные (неприятные) эмоции и всё реже – благоприятные. Естественным стремлением организма с таким раскладом эмоций будет стремление изменить сложившееся положение.

Рассмотренные варианты отношений к устоявшимся условиям существования характерны как для животных, так и для человека. Одни из них стремятся к сохранению своего положения; другие, наоборот, стремятся его изменить.

Проявляется такое различие в первую очередь по отношению к местам проживания. Кочующий тип животных, таких как северные олени или африканские травоядные, можно объяснить тем, что, чем дольше они пребывают на одном месте, тем в худшую сторону изменяются их эмоции. Новые места их привлекают больше сами по себе, а не тем, что там больше корма. У животных нет мышления, и они не способны рассудком оправдать свой кочевой образ жизни. Кочевой образ у них – в крови.

То же самое происходит с теми людьми, которые отличаются своими кочевыми наклонностями и которые постоянно переезжают из города в город, из одной страны в другую, меняют одно рабочее место на другое.

В отличие от них, люди с осёдлыми наклонностями привыкают и к месту проживания, и к месту работы, и к соседям, и к коллегам по работе, и даже к супругам (у них даже семейных разводов меньше). Чем дольше они пребывают в одном состоянии, тем больше оно им нравится.

Деление людей на осёдлых и кочевников лежит в основе их разного отношения к патриотизму: осёдлые – патриоты; кочевников патриотизм раздражает.

Таковы последствия врождённых особенностей сохранения одобрительных и огорчительных эмоций; точнее – одобрительных и огорчительных эмоционных желёз.

Этим же можно объяснить и бытующие среди людей консерватизм и обновленчество, коллективизм и эгоизм.

Антонов В.М.

55. Хлебоеды и мясоеды

 

Ещё одним признаком, разделяющим людей (кроме деления на консерваторов и обновленцев), является их отношение к хищничеству.

Среди животных деление на травоядных и хищников – очень чёткое: коровы, овцы, лошади, из диких животных – олени, лоси, зебры, антилопы являются травоядными, а волки, лисы, медведи, тигры, львы – хищниками. Первые питаются травой, а вторые – мясом; первые живут независимо, а вторые – за счёт первых. Такова уж Природа.

Различие тех и других в поведении объясняется различной врождённой реакцией их на одни и те же события в одних и тех же ситуациях. Жалобный крик жертвы, например, вызывает у хищника прилив энергии; тонус его повышается вплоть до агрессивного. Травоядные на тот же самый крик реагируют по-другому: их тонус понижается.

Люди, разумеется, - не хищники и не травоядные животные, но черты тех и других у них в их поведении прослеживаются довольно отчётливо. Правда, трудно встретить человека, полностью схожего либо с теми, либо с другими. Чаще всего в человеке присутствует и то, и другое в разных пропорциях. Больше похожего своим поведением на травоядного животного иногда называют хлебоедом (или вегетарианцем), а на хищника – мясоедом. Их эмоции в одних и тех же ситуациях могут различаться существенно.

Жалость и сострадание, например, проявляемые к чужому горю, характерны в большей степени хлебоедам. Эмоветоры этих эмоций вызывают у них гнетущее настроение и понижение сердечной активности.

Мясоеды среагируют на то же самое событие в лучшем случае в форме официального сочувствия, чаще всего – безразличием, а в крайнем случае – злорадством. По крайней мере, никакого снижения собственного тонуса по поводу чужого горя они не испытывают, а злорадство даже пробуждает у них некоторый подъём сердечной активности.

По-разному реагируют хлебоеды и мясоеды на такие проявления человеческой слабости, как обман и воровство. У первых сама такая склонность либо полностью отсутствует, либо слабо выражена. Хлебоед может принять участие и в обмане и в воровстве, но никакого удовольствия он в этом не найдёт; более того, от того и другого, как правило, остаётся на его сердце горький осадок.

У мясоеда удачный обман и удачное воровство вызовут, скорее всего, всплеск приятных чувств (приятное сердцебиение).

Мясоеды любят охоту и рыбалку; хлебоеды к таким увлечениям безразличны.

Мясоеды склонны к соперничеству и конкуренции; для них то и другое – стимул активности. Хлебоеды расценивают это как ребячество, возникающее в юности и отмирающее с возрастом; они предпочитают взаимовыручку.

Различен у мясоедов и хлебоедов и подход к взаимоотношениям людей. Мясоеды склонны к выстраиванию иерархии среди людей, в то время как хлебоеды стремятся к частной независимости. У первых в результате выявляется лидер; вторые безразличны к лидерству.

В конце концов между хлебоедами и мясоедами возникает взаимное непонимание: одним нравится одно, другим – другое; что нравится одним, то не нравится другим. Непонимание может перерастать даже во взаимную неприязнь.

Антонов В.М.

56. Усидчивость

 

Мысль человека (потоки управляющей жидкости в мозге) скользит по тем маршрутам, у которых – наибольшие проводимости нейронных стыков, тоесть синапсов.

Если бы не было в мыслительном мозге собственного очувствления, выполняющего роль обратной связи, то любая мысль очень скоро замыкалась бы на одном маршруте, тоесть становилась бы навязчивой. Обратная связь усложняет замкнутый круг мышления и устраняет навязчивость. Однако изменить общую направленность мысли она не может, так как сама она является продуктом этой же мысли.

Тем не менее, рано или поздно мышление перескакивает на другие темы. Правда, у одних такое перескакивание затягивается во времени, а у других происходит постоянно. С чем это связано?

Мысль затягивается в том случае, если она богата своими вариациями: если, во-первых, она – сильная (увеличенные потоки управляющей жидкости) и, во-вторых, если она подкрепляется богатым внутренним очувствлением.

Некоторые люди могут думать одну думу (рассуждать на одну тему) часами; они могут возвращаться к ней раз за разом на протяжении многих дней, месяцев и даже лет. Такую особенность принято называть усидчивостью. Она характерна для учёных, конструкторов, проектантов.

Есть у усидчивости и отрицательная сторона: усидчивые люди с трудом переключаются на выполнение работ по другой теме.

Встречаются и такие люди, которые не могут сосредотачиваться на одной мысли. Они постоянно перескакивают с одной темы на другую и не могут остановиться ни на одной из них. Этим отличаются руководители крупных организаций. Им приходится держать в голове массу всевозможных дел и постоянно переключаться с решения одних проблем на другие.

 Усидчивость характерна не только для людей умственного труда, но и для тех, кто занимается физическим трудом. Любой физический труд сопровождается мышлением. И если такое мышление связано напрямую с выполняемой работой, и если оно – такое же богатое, как у усидчивых людей умственного труда, то увлечение одной и той же практической деятельностью поглощает человека полностью, и он с трудом переключается на выполнение других работ.

Про усидчивых людей говорят, что «они долго запрягают, но быстро ездят».

Антонов В.М.

57. Настойчивость и уступчивость

 

На первый взгляд можно подумать, что настойчивость и уступчивость – две противоположные черты характера человека. Такими же кажутся нам противоборство и согласие, возражение и одобрение, негативизм и позитивизм и, наконец, просто – «нет» и «да».

На самом же деле присутствуют только настойчивость, противоборство, возражение, негативизм и просто – «нет», а противостоящие им уступчивость, согласие, одобрение, позитивизм и просто – «да»,- это всего лишь отсутствие первых. Как темнота – это не особые лучи, а отсутствие света, как холод – это не особые холодные движения молекул, а отсутствие движений вообще.

Для того, чтобы настоять на своём или возразить (или хотя бы сказать «нет»), требуется определённое напряжение воли. Куда как проще (менее затратно) согласиться и сказать «да». Напряжение воли само собой не возникает; оно может порождаться только под воздействием определённых эмоветоров, и выражается оно в повышении тонуса работы сердца, лёгких и других органов.

Следовательно, в мозге человека имеется определённая железа, которая отвечает за настойчивость и возражение и которая формирует эти качества. Точнее сказать, она создаёт такое состояние организма (сердцебиение, глубокий вдох и прочее), которое порождает (буквально – диктует) негативизм и самоволие. Чем больше выбросов эмоветоров этой железы, тем настойчивее и неуступчивее становится человек.

Следует иметь в виду не только производительность этой железы, но и момент включения её в работу; она может включаться в действие, а может и не включаться; всё зависит от выводов, сделанных человеком на основе своего мышления. В частности, негативизм возникает не автоматически в соответствии с ситуацией (не ситуация его порождает), а как результат проявления воли.

Если железа возражения (назовём её так) – слабая, малопроизводительная, то и возражение – слабое, легко преодолимое. Встречаются и такие люди, у которых такая железа почти полностью отсутствует. Эти люди не способны возражать вообще; не способны они и настаивать на своём.

Очень трудно возражать (настаивать) и тем людям, у которых слабое или больное сердце. Для них настаивание на своём, возражение или даже сказать «нет» - непосильная задача. Они крайне болезненно реагируют на всякую внешнюю попытку принудить их к чему-либо.

Железа возражения появилась в мозге человека не сама собой в результате самопроизвольной эволюции, а по замыслу Творца. Какая цель при этом преследовалась?

Наши предположения могут быть самыми разными, но одно несомненно – какой-то смысл и, может быть, значимый и серьёзный в необходимости проявления настойчивости, противоборства, несогласия, возражения и простого отказа всё же есть.

Антонов В.М.

58. Черты характера

 

Эмоции определяются соответствующими состояниями сердца, лёгких и других внутренних органов; сколько таких отличительных состояний, столько и эмоций. Изменяют состояния внутренних органов (в основном сердца) специфические жидкости (эмоветоры), вырабатываемые железами головного мозга. Каждая железа вырабатывает свой эмоветор и определяет проявление своей эмоции. Следовательно, сколько имеется эмоционных желёз, столько и эмоций.

Способность проявлять ту или иную эмоцию принято называть чертой характера. Другими словами, наличие определённых желёз и их продуктивность определяют характер человека. Связь черт характера с проявляемыми эмоциями – вполне определённая.

Примеры. Обида – эмоция, а обидчивость – черта характера; восторг – эмоция, а восторженность – черта характера; откровение – эмоция, а откровенность – черта характера; каприз – эмоция, а капризность – черта характера.

Некоторые эмоции звучат также, как черты характера (хотя смысл у них – разный). Так трусость можно расценивать и как конкретное состояние человека (тоесть как эмоцию) и как его потенциальную склонность. Добродушие можно отнести к конкретному состоянию человека и к его доброму отношению вообще ко всему.

Если подходить к определению черт характера формально, то можно говорить о соответствии числа черт числу эмоций и, даже точнее, - числу эмоционных желёз: сколько тех, столько и других.

Однако на практике такого строгого соответствия никто никогда не выявлял: эмоции фиксировались сами по себе, а черты характера обнаруживались сами по себе. И поэтому нет никакой таблицы, отражающей однозначную связь конкретной черты характера с конкретной эмоцией.

Более того, человек способен скрывать как свои эмоции, так и свои черты характера. Но это не значит, что их нет вообще. Чаще всего, правда, люди не скрывают их, а подавляют в разной степени, тоесть сдерживают себя усилием своей воли.

Подводя итог, можно утверждать, что черты характера имеют материальную основу (они не являются отражением виртуальных волевых начал), и такой основой являются эмоционные железы. А если это так, то черты характера следует отнести к разряду врождённых особенностей человека.

Антонов В.М.

59. Наклонности и влечения

 

Совсем иная природа наклонностей и влечений человека: они – не врождённые, а навыковые. Кто-то предпочитает заниматься одним делом и увлекается им; кто-то выбирает другое. В этом и состоят наклонности и влечения.

В раннем возрасте (в школьные годы) наклонности, как правило, ещё не проявляются, но у взрослого человека всегда можно обнаружить влечение к чему-либо. Это может быть любимое физическое занятие, или любимая тема размышлений, или склонность заниматься музыкой, изобразительным искусством; некоторые люди увлекаются садоводством, разведением домашних животных; кто-то ударяется в мечтательность… Короче говоря, сколько людей, столько и интересов.

Особенно выразительны наклонности и влечения у выдающихся людей: у учёных, у писателей, у композиторов, у изобретателей, у чемпионов спорта. Они уделяют своему делу непомерно огромное внимание и потому достигают больших результатов. Принято считать, что у всех у них влечения сопряжены с исключительными природными задатками, тоесть с врождённым талантом.

Может быть и так, но, вникая в механизмы зарождения и развития наклонностей, приходится сознавать, что не природные данные лежат в основе их, а непонятно как возникающее влечение. Не врождённый талант определяет наклонности человека, а, наоборот, наклонность формирует его способности.

Начинается всё с выбора предпочтительной темы размышления, той темы, которая приносит наибольшее удовлетворение. Ход мыслей этой темы закрепляется ростом проводимостей соответствующих синапсов большого мозга. С этого момента мысль человека всё чаще будет скатываться на проторённый путь; всё чаще человек будет думать на выбранную тему.

А далее включается в работу механизм трёхступенчатого управления: мышление => срабатывание мимических мышц => срабатывание двигательных мышц. И чем чаще, чем интенсивнее будет срабатывать этот механизм, тем более успешно будет выполняться любимая работа и тем ускореннее будут расти и развиваться те пути мозга и всей нервной системы, которые задействованы в такой работе. Именно этим можно объяснить укрупнение тех участков мозга, которые соответствуют избранным наклонностям человека и его влечениям.

Наибольшего развития получают наклонности тогда, когда они подкрепляются врождёнными задатками: лучшей системой очувствления, большим числом дублирования сенсонейронов, большей продуктивностью. эмоционных желёз.

Но вот на вопрос: когда, как и какие из наклонностей возникают у человека? – сказать определённо нельзя. Скорее всего – это результат случайности.

И трудно сказать что лучше: то ли преднамеренное формирование наклонностей и влечений у людей (если бы такое оказалось возможным), то ли надо полагаться на случайный выбор.

Так или иначе, но на практике оказывается, что на всякое дело находятся охотники.

Антонов В.М.

60. Мораль и нравственность

 

Из справочника:

«Мораль – правила нравственности, а также – сама нравственность. Нравственность – правила, определяющие поведение; душевные и духовные качества, необходимые человеку в обществе, а также выполнение этих правил, поведение.»

Если бы человек в своей жизни руководствовался исключительно врождёнными (животными, звериными) инстинктами, мир сейчас был бы иным. Но Высший Разум наделил его волей, и эта воля противостоит инстинктам. Более того, в самом человеке заложена очень малая часть инстинктов; и это – не случайность. Их (инстинкты человека) даже не дополнили навыками, а заменили ими.

Навыки человека можно поделить на формируемые обстоятельствами (такие как умение ходить, плавать, пользоваться орудиями труда, управлять машинами) и на общественно значимые (такие как правила общения друг с другом, запреты, традиции).

Общественно значимые навыки и составляют нравственность. Они вырабатывались веками, тысячелетиями; переходили из поколений в поколения и дошли до нас.

Особую роль в формировании общечеловеческой нравственности сыграли культовые движения: язычество, буддизм, христианство, ислам.

Формула нравственности предельно проста: живи сам и дай возможность жить другим. Это касалось прежде всего семейных и близких отношений, но и распространялось на общественные отношения. Даже войны раньше велись не с целью истребления неприятеля, а с желанием потеснить его; и всего лишь. И только Двадцатый век с его формулой безоговорочной капитуляции поверженного врага отбросил человечество в смысле нравственности далеко назад. Неприятеля сначала превратили в противника, а затем и во врага.

Из анализа процесса возникновения и развития нравственности вытекает подозрение – не была ли она главной целью (наравне с познанием), достигаемой с помощью мышления, с помощью мыслительного мозга, подаренного человеку? Не был ли человек тем объектом, который должен внедрить в мир всего живого благоразумие и порядок? Чтобы противопоставить стихии и царству инстинктов нравственное начало.

Антонов В.М.

На этом сериал-тема «Мозг. Русская теория» завершается.

Благодарю всех, кто решил ознакомиться с данной темой.

 

С уважением Антонов Владимир Михайлович

Сташков М.А.
Аватар пользователя Сташков М.А.

Доброе время всем!
Владимир Михайлович, уникальная работа, я просто наслаждался изучением материала. Удивительно, почему ни в школах, ни в институтах ни чего подобного не преподавалось, когда я учился. Если посмотреть на объём изложенного материала, в общем то довольно сжато, но по ходу вовлечения в тему открывается так много нового. Я имею в виду, что начинаешь понимать именно механизмы разных психических явлений человека и животных. Материалы подобного рода нужно давать как базис до начала изучения психологии и связанных с ней смежных тем, тогда часть явлений станет понятна ещё до раскрытия темы на занятиях. Я немного изучал психологию в последнее время, попадалась масса приёмов работы с подсознанием и сознанием человека, но ни где не давалось пояснений по принципу работы этих приёмов, за редким исключением.

Владимир Михайлович, Вы предлагали к рассмотрению эту теорию учёным, врачам, чьи специальности затрагивают в большей степени проблемы нервной системы и мозга? Интересно знать их мнения, и применяют ли на практике эти знания?

Сташков М.А.
Аватар пользователя Сташков М.А.

Ещё по поводу человеческой памяти хотелось бы уточнить, правильно ли я понял.
Получается, что вся человеческая память, это образы, которые получаются из всевозхможных сочетаний синаптических щелей, обладающих определённой гидравлической проводимостью. И образы эти хранятся не слоями, как картинки на бумаге, а как бы в объёме, причём синапсы задействованные в одном образе могут быть совершенно в разных точках пространства мозга. Изменение гидравлической проводимости синаптической щели влияет на изменение всех образов, в которые включены эти синапсы.

Образы, которые человеческом воспринимаются осмыслением могут вызываться как внешними входящими сигналами (тактильное, аудио, зрительное и все остальные виды чувств, кроме вызываемых мыслительной деятельностью), так и внутренними, возникающими в ходе мыслительной деятельности. Но чаще наверное всё таки всеми факторами вместе, только разница наверное в том, какой фактор запустил процесс, внешний или внутренний. А дальше, если внешний, то вскоре наступит момент осмысления, и наряду с рефлексами, человек сформирует дополнительно осмысленные реакции. Если первым работает фактор мышления, то этот процес неминуемо задействует мимические рецепторы с их связями. Это объясняет способность вызывать образы из памяти человека как при внешних сигналах, так и при внутренних, запускаемых мысленно усилием воли.
Все образы в памяти человека пересекаются с другими, поскольку могут включать в себя общие синапсы. Кроме того, размеры образов различны, и по всей видимости зависят от количества задействованных в образе сенсонейронов. Можно сказать, что минимальный размер картинки образа, это один синапс (синаптическая щель). Или же здесь может быть нужно разделить образы на входящие и исходящие? Входящий образ формируется очувствлением, а исходящий формируется как образ реакции при данном очувствлении. Размеры их отличаются (по количеству задействованных сенсо нейронов при очувствлении и мотонейронов при реакции).

Можен немного не правильно использую терминологию, сразу прошу прощения. Правильно ли я понимаю, какие замечания можете сделать, Владимир Михайлович?

Антонов В.М.
Сташков М.А. писал:

 Удивительно, почему ни в школах, ни в институтах ни чего подобного не преподавалось, когда я учился. Если посмотреть на объём изложенного материала, в общем то довольно сжато, но по ходу вовлечения в тему открывается так много нового. Я имею в виду, что начинаешь понимать именно механизмы разных психических явлений человека и животных. Материалы подобного рода нужно давать как базис до начала изучения психологии и связанных с ней смежных тем, тогда часть явлений станет понятна ещё до раскрытия темы на занятиях. Я немного изучал психологию в последнее время, попадалась масса приёмов работы с подсознанием и сознанием человека, но ни где не давалось пояснений по принципу работы этих приёмов, за редким исключением.

Владимир Михайлович, Вы предлагали к рассмотрению эту теорию учёным, врачам, чьи специальности затрагивают в большей степени проблемы нервной системы и мозга? Интересно знать их мнения, и применяют ли на практике эти знания?

Отвечу пока на эту реплику.

Предистория данной работы - такова. Наша научная группа работала по теме Искусственного интеллекта, и первое время мы увлекались персептроном Розенблатта (нейронными сетями). пока не сообразили, что мозг и устроен и работает совсем иначе. Именно тогда (1985-ый год) мы предложили матричную структуру мозга. Она подробно изложена в моей книге "Обучаемые системы управления". Ещё более доходчиво изложена теория матричного мозга в книге нашего сотрудника Букова Александра Анатольевича "Технические нервные системы". Внедрением наших знаний по работе мозга в медицинскую практику занималась научная группа под руководством Кавыгина Валерия Васильевича.

Но большего распространения наша теория мозга, к сожалению, так и не получила. Удивляет то, что до сих пор в официальной нейрофизиологии господствуют нейронные сети, хотя уже в 60-ых годах 20-го века американские математики доказали бессмысленность персептрона Розенблатта (и он в расстройстве покончил с собой). Именно такая ситуация в официальной науке буквально вынудила меня написать рассматриваемую работу.

Что касается психологической стороны работы мозга, то, по нашему мнению, знание механизма формирования психики человека позволит, по крайней мере, более успешно справляться с некоторыми функциональными расстройствами мозга.

Антонов В.М.
Сташков М.А. писал:

Ещё по поводу человеческой памяти хотелось бы уточнить, правильно ли я понял.
Получается, что вся человеческая память, это образы, которые получаются из всевозхможных сочетаний синаптических щелей, обладающих определённой гидравлической проводимостью. И образы эти хранятся не слоями, как картинки на бумаге, а как бы в объёме, причём синапсы задействованные в одном образе могут быть совершенно в разных точках пространства мозга. Изменение гидравлической проводимости синаптической щели влияет на изменение всех образов, в которые включены эти синапсы.

Образы, которые человеческом воспринимаются осмыслением могут вызываться как внешними входящими сигналами (тактильное, аудио, зрительное и все остальные виды чувств, кроме вызываемых мыслительной деятельностью), так и внутренними, возникающими в ходе мыслительной деятельности. Но чаще наверное всё таки всеми факторами вместе, только разница наверное в том, какой фактор запустил процесс, внешний или внутренний. А дальше, если внешний, то вскоре наступит момент осмысления, и наряду с рефлексами, человек сформирует дополнительно осмысленные реакции. Если первым работает фактор мышления, то этот процес неминуемо задействует мимические рецепторы с их связями. Это объясняет способность вызывать образы из памяти человека как при внешних сигналах, так и при внутренних, запускаемых мысленно усилием воли.
Все образы в памяти человека пересекаются с другими, поскольку могут включать в себя общие синапсы. Кроме того, размеры образов различны, и по всей видимости зависят от количества задействованных в образе сенсонейронов. Можно сказать, что минимальный размер картинки образа, это один синапс (синаптическая щель). Или же здесь может быть нужно разделить образы на входящие и исходящие? Входящий образ формируется очувствлением, а исходящий формируется как образ реакции при данном очувствлении. Размеры их отличаются (по количеству задействованных сенсо нейронов при очувствлении и мотонейронов при реакции).

Можен немного не правильно использую терминологию, сразу прошу прощения. Правильно ли я понимаю, какие замечания можете сделать, Владимир Михайлович?

Доходчивее всего механизм памяти изложен, как мне кажется, у Букова А.А. в его книге. Он рассматривает пример распознавания цифр примитивным мозгом. После его обучения формируется некий абстрактный образ (картина) памяти. Если теперь на этот абстрактный образ наложить любое изображение, например, цифры 2, то на выходе получится сигнал, равный двум. Если на тот же абстрактный образ памяти наложить изображение цифры 5, то на выходе получится сигнал, равный пяти. И так далее. Памятью оказывается некий абстрактный образ (синаптический образ), формирующийся сам собой в процессе обучения.

Что касается разделения функций управляющего мозга (в частности - мозжечка) и мыслительного мозга, то тут картина несколько сложнее. Она по мере возможности в работе раскрыта, но не знаю насколько доходчиво.

ibnteo
Аватар пользователя ibnteo

Пока ещё не было времени ознакомиться со всей теорией, но по некоторым частям уже стало понятно, что проще объяснить работу нашего мозга просто невозможно. Сейчас как раз можно собрать всё воедино и ознакомиться с теорией целиком.

Русская теория мозга, как и в физике с химией, оказалась самой понятной и похоже ближе всего к истине, объясняя суть вещей, а не описывая лишь внешние признаки.

Как называется книга Букова о механизме памяти?

ibnteo
Аватар пользователя ibnteo

Последний вопрос снимается, увидел выше ответ на него: книга Букова Александра Анатольевича "Технические нервные системы".

Антонов В.М.
ibnteo писал:

Русская теория мозга, как и в физике с химией, оказалась самой понятной и похоже ближе всего к истине, объясняя суть вещей, а не описывая лишь внешние признаки.

Между прочим, механистическое объяснение работы мозга у многих нейрофизиологов вызывает чувство чуть ли не брезгливости. Им очень нравится так называемая ретикулярная формация.  Вполне возможно, что Вы даже не знаете - что это такое. Это - пустые разговоры с умным видом.

Антонов В.М.

Наиболее распространёнными объяснениями работы мозга в настоящее время можно считать чисто биологическое (в частности на основе ретикулярной формации) и в виде нейронных сетей.

Вот как представляется ретикулярная формация в школьном учебнике.

 

Ретикулярная формация

 

Сонин Н.И. Биология. 8 кл. Человек: Учеб. для общеобразоват. учреждений / Н.И. Сонин, М.Р. Сапин.- М.: Дрофа. 2002.

«В значительной части ствола [мозга] сосредоточено множество нервных клеток с сильно развитыми отростками, которые образуют густую сеть. Отсюда и возник термин «ретикулярная формация» - сетевое образование…

Какое влияние оказывает ретикулярная формация на деятельность коры большого мозга? Правильнее говорить об их взаимном влиянии, круговой связи: кора – ретикулярная формация – кора. Из сетевого образования мозг получает сильные импульсы возбуждения. На полную мощность работает эта своеобразная электростанция мозга, когда человек активно трудится, мыслит или охвачен эмоциями.

Импульсы, которые идут от органов чувств, тоже передаются в ретикулярную формацию, где происходит как бы накопление возбуждения.

Можно сказать, что ретикулярная формация способна возбуждать все отделы мозга: она всё время возбуждена и как бы заражает их своим возбуждением.»

Сташков М.А.
Аватар пользователя Сташков М.А.

Да уж, весьма образно, сказать нечего. Невольно напрашивается на язык - "как бы" теория "как бы" работы мозга :)
Не удивлюсь, если в учебниках для ВУЗов формулировки и логика не богаче...

Сташков М.А.
Аватар пользователя Сташков М.А.

Честно говоря, пока следил за публикациями Владимира Михайловича, каждый раз думал - Господи, почему всё так просто, и я узнаю об этом только сейчас? Теория подкупает своей простотой, и реалистичностью, тем, что всё по шагам даже до некоторых тонкостей объясняется. Но иногда это немного пугает, видимо на фоне сегодняшнего бардака как в науке, так и вообще во всех общественных процессах. Страшно в том плане, что пусть все ясно и понятно, а вдруг окажется, пусть хоть немного, но не так, в каком ни будь ключевом моменте. Мне кажется, поняв теорию в силу её простоты и всесторонней логичности, в сознании она укоренится как догма, и очень сложно будет соскочить с этой догмы, если вдруг предстоит разришить какой-то вопрос, если он конечно возникнет, идущий в разрез с этой теорией... Или может я напрасно волнуюсь? Может как раз простота и логичность позволят легко найти любой ответ и исправить какое либо несоответствие?

Антонов В.М.
Сташков М.А. писал:

Честно говоря, пока следил за публикациями, каждый раз думал - Господи, почему всё так просто, и я узнаю об этом только сейчас? Теория подкупает своей простотой, и реалистичностью, тем, что всё по шагам даже до некоторых тонкостей объясняется. Но иногда это немного пугает, видимо на фоне сегодняшнего бардака как в науке, так и вообще во всех общественных процессах. Страшно в том плане, что пусть все ясно и понятно, а вдруг окажется, пусть хоть немного, но не так, в каком ни будь ключевом моменте. Мне кажется, поняв теорию в силу её простоты и всесторонней логичности, в сознании она укоренится как догма, и очень сложно будет соскочить с этой догмы, если вдруг предстоит разришить какой-то вопрос, если он конечно возникнет, идущий в разрез с этой теорией... Или может я напрасно волнуюсь? Может как раз простота и логичность позволят легко найти любой ответ и исправить какое либо несоответствие?

Когда представляешь механизм формирования знаний (проводимостей синапсов мозга), легче свернуть с наезженной научной колеи. Мне это помагало; поможет и всем другим.

И всё-таки хочется надеяться, что взятый нами на вооружение механицизм (во всех естественных дисциплинах) станет "краеугольным камнем" науки.

 

Vladis
Аватар пользователя Vladis

Владимир Михайлович, огромное спасибо за просвещение!
Книга очень интересная и мне нужно будет ее еще несколько раз местами перечитать:) чтобы лучше понять некоторые вещи.
Очень много пищи для размышлений дает ваша книга...
Но главное я получил обоснованный ответ на мною ранее заданный вопрос о том как лучше осваивать иностранные языки.
До прочтения вашей книги имел только интуитивное представление о том как эффективнее изучать иностранный язык. Изучение граматики и пр консервативные методики изучения языков не эффективны - 90% успеха в изучении это прослушивание и проговаривание в слух фраз и текстов на изучаемом языке, без усилий запомнить значение фраз - граматика и запоминание происходит само собой - главное интенсивность и постоянство занятий + правильное питание).

Кстати, насчет питания - есть некоторые возражения по поводу мыслей изложенных вами в главе 55. "Хлебоеды и мясоеды" - слишком уж вы выставили мясоедов людьми алчными и безчеловечными:), думаю все-таки данные качества от воспитания и интеллекта в основном зависят, а вот качество и вид потребляемой пищи сильно влияет на умственные и физические возможности. Хлебоеды - люди потребляющие большей частью углеводную пищу (считаю данное питание неестественным) действительно более покладистые - в силу того, что большое количество потребляемого сахара (углеводов) просто замедляет обмен веществ в организме, что негативно сказывается на общем физическом состояниии. Так же существует достаточно исследований показавших, что группы людей употребляющие преимущественно белковую пищу лучше усваивают новые знания, чем группы употребляющие большей частью углеводную пищу.
Вообще очень интересно развить эту тему - потому, что считаю, что без правильного питания не возможно улучшить ни образование, ни  социальные отношения в обществе, ни достичь каких либо новых научных и цивилизационных высот. Все-таки питание и экология - самые важные и первичные вещи для любого организма. Не может хорошо работать двигатель на плохом топливе.

А Глава 57. "Настойчивость и уступчивость" мне показалась необычно интересной:) и думаю уступчивость и настойчивость в том числе зависят от типа питания. В наше время, когда большинство населения вынуждено потреблять большей частью углеводную пищу - не согласных все меньше и меньше и власти (мировые власти) прекрасно понимают данную зависимость и пропагандируют растительное питание как более здоровое - хотя это такое же (намеренно созданное) заблуждение как и с законом всемирного тяготения - все с ног на голову!

Антонов В.М.
Vladis писал:

 есть некоторые возражения по поводу мыслей изложенных вами в главе 55. "Хлебоеды и мясоеды" - слишком уж вы выставили мясоедов людьми алчными и безчеловечными:), думаю все-таки данные качества от воспитания и интеллекта в основном зависят, а вот качество и вид потребляемой пищи сильно влияет на умственные и физические возможности. Хлебоеды - люди потребляющие большей частью углеводную пищу (считаю данное питание неестественным) действительно более покладистые - в силу того, что большое количество потребляемого сахара (углеводов) просто замедляет обмен веществ в организме, что негативно сказывается на общем физическом состояниии. Так же существует достаточно исследований показавших, что группы людей употребляющие преимущественно белковую пищу лучше усваивают новые знания, чем группы употребляющие большей частью углеводную пищу.

Хорошо уже  одно то, что Вы возразили.

Деление на мясоедов и хлебоедов - условное. В каждом из нас - часть того и другого с перевесом в одну или другую сторону.

Согласен с тем, что пища сильно влияет на поведение человека. И всё же... Едва ли мясоеда можно заставить обходиться без мяса, как и хлебоеда - без хлеба.

Vladis
Аватар пользователя Vladis
Антонов В.М. писал:

...Согласен с тем, что пища сильно влияет на поведение человека. И всё же... Едва ли мясоеда можно заставить обходиться без мяса, как и хлебоеда - без хлеба.

Да заставить питаться с большей пользой для организма сложно (да и дорого по нынешним временам), потому, что углеводная пища как наркотик - привыкнуть легко, а отвыкнуть сложно (это как с кофеманами и курильщиками). Просто оставлю ссылку на книжку здесь, может будет кому интересно: http://www.klex.ru/5ea

Сташков М.А.
Аватар пользователя Сташков М.А.

Диетический вопрос даже нет смысла поднимать, в том плане - что лучше. Нельзя сказать однозначно, какого размера туфли наиболее подойдут всем людям на земле. Всё, что требуется организму от процесса питания - получение всех необходимых для формирования здорового тела микроэлементов. А уж каким образом они будут поступать в организм, уже вопрос третий. Некоторые учёные-диетологи склоняются к тому, что мясо при занятиях интеллектуальными видами деятельности лучше вообще не употреблять, поскольку не смотря на свою ценность, на переваривание мясного белка тратится большое количество энергии, в результате эффект от полученной от пищи энергии может быть даже меньше, чем от растительной, быстро перевариваемой.

В контексте данной темы разделение людей по типам мясоедов и хлебоедов, как мне показалось, скорее качественное в плане характера психики людей, чем в их потребности питаться тем-то или тем-то. Это образ жизни, а отсюда и характерные особенности психики. Хлебоеды склонны трудиться на земле, производя себе пищу собственным трудом, и они любят это занятие, это в их характере. Мясоеды по определению - хищники, склонны потреблять уже переваренную растительную пищу, и хорошо если в этом дополнительном звене пищевой цепочки они используют только организмы животных (шутка). И даже если животноводство это тоже труд, лично мне такой способ поставки питательных микроэлементов в свой организм представляется каким то паразитическим. А если учесть, что животное обладает инстинктивной избирательностью - оно знает что лучше кушать именно ему, а не тому, кто его потом съесть, то встаёт и вопрос о полезности употребления в пищу таких живтных.

Антонов В.М.

На одном форуме по биологии (scorcher.ru) предложили называть растягивание очувствления во времени, лежащее в основе мыслительного процесса, - реверберацией очувствления.

Сташков М.А.
Аватар пользователя Сташков М.А.
Антонов В.М. писал:

На одном форуме по биологии (scorcher.ru) предложили называть растягивание очувствления во времени, лежащее в основе мыслительного процесса, - реверберацией очувствления.

Реверберация — это процесс постепенного уменьшения интенсивности звука при его многократных отражениях. Иногда под реверберацией понимается имитация данного эффекта с помощью ревербераторов.[из википедии].

У меня сложилось впечатление, что в википедии определение не корректное... Если брать это определение, то не совсем подходит, но по моему "уменьшение интенсивности" тут вообще не при делах. Звук записывается (излучается) однократно, а потом эта запись воспроизводится (отражается) многократно, возникает эффект частых повторений. Иногда эти повторения сливаются в один звук (зависит от частоты повторений), в этом слуае чувствуется глубина пространства, в котором распространяется звук. Конечно интенсивость при каждом отражении падает, но это не ключевой признак реверберации. Технически можно осуществить реверберацию с усилением интенсивности звука, переходящего в гул, или рокот. При растягивании очувствления происходит нечто очень похожее, передача сигнала происходит по разветвляющимся каналам с различными задержками. Сигнал подобно звуку, разбивается на порции и достигает (чего интеренсо именно достигает? как сказать?) центра осознания (выражусь пока так) с различными задержками. Так что я с большей вроятностью согласился бы с определением - реверберация очувствления.

Антонов В.М.
Сташков М.А. писал:

У меня сложилось впечатление, что в википедии определение не корректное... Если брать это определение, то не совсем подходит, но по моему "уменьшение интенсивности" тут вообще не при делах. Звук записывается (излучается) однократно, а потом эта запись воспроизводится (отражается) многократно, возникает эффект частых повторений. Иногда эти повторения сливаются в один звук (зависит от частоты повторений), в этом слуае чувствуется глубина пространства, в котором распространяется звук. Конечно интенсивость при каждом отражении падает, но это не ключевой признак реверберации. Технически можно осуществить реверберацию с усилением интенсивности звука, переходящего в гул, или рокот. При растягивании очувствления происходит нечто очень похожее, передача сигнала происходит по разветвляющимся каналам с различными задержками. Сигнал подобно звуку, разбивается на порции и достигает (чего интеренсо именно достигает? как сказать?) центра осознания (выражусь пока так) с различными задержками. Так что я с большей вроятностью согласился бы с определением - реверберация очувствления.

Термин "реверберация очувствления" кажется подходящим, но я, наверное, по-прежнему буду говорить - растягивание очувствления во времени. Всё таки реверберация относится только к звуку.

Сташков М.А.
Аватар пользователя Сташков М.А.

Да, наверное Вы правы, растягивание очувствления во времени - достаточно ясное, чёткое определение, на чистом русском языке, не нуждается привязки к аналогиям.

Антонов В.М.

 Мастеров АВ (ответ 26):

http://bolshoyforum.com/forum/index.php?topic=512191.20

 

"Антонов, к тебе обращаюсь.

Общаясь на англоязычных научных форумах, я неоднократно сталкивался с тем, что к нам (русским) как правило относятся с высока, а порой просто -
как к идиотам. И очень удивляются, когда русский физик владеет компьютером и математикой на порядок выше, чем они ("цивилизованные").

Раньше меня расстраивало такое предвзятое отношение, и я не понимал - с какой (собственно) стати?!. Разве не создали мы истребители и бомбардировщики, которым равных нет. Разве не мы летам в космос? Объяснение я нашёл позже.

Уже не первый раз сталкиваюсь с тем, что некто (мнящий себя великим учёным) свою теорию (которая - откровенная чушь) называет "русская".

Антонов, с какой стати ты свою чушь на всех русских вешаешь? Кто дал тебе право позорить нас (всех, русских) ?

Нет, никто не против того, что бы ты рассказывал свои бредни тем, кто готов их слушать. Только свои бредни приписывать нам (русским) тебе права никто не давал."

 

Что ему ответить?

ibnteo
Аватар пользователя ibnteo

Мы на англоязычных форумах не общаемся, если там считают русских идиотами, то как раз именно благодарям таким, как этот Мастеров, он же там общается. То есть, он сам себя назвал идиотом, а с идиотами не нужно общаться, лучше игнорировать.

Страницы